Работа над Грантом РГНФ по философии возраста в 2015-2016 годах. Результаты и перспективы.

Профессор кафедры философии философского факультета СаГА С. А. Лишаев, получивший в 2015 году трехгодичный грант Российского гуманитарного научного фонда на проведение исследования по теме «Философия возраста в горизонте герменевтической феноменологии» (№ проекта 15-03-00705) в 2016 году продолжил работу над проектом.

В ходе исследований, проведенных С. А. Лишаевым в 2015 году, были рассмотрены общие (исторические и методологические) вопросы философии возраста. В центре внимания находилось несколько тем: возраст в истории европейской философии, возможности исследования возраста в методологическом горизонте герменевтической феноменологии, проблема критериев возрастной периодизации. Были введены понятия, необходимые для построения философской теории возраста.
Исследование показало, что в истории европейской философии возраст присутствует со времен античности, но его конституирование как самостоятельного предмета философского анализа – событие последних десятилетий. Причина поздней тематизации возраста состоит в том, что в классической философии целое доминирует над частью, сущность – над существованием, ставшее – над становящимся. Содержательное понимание человеческой сущности в традиционном обществе заслоняло проблематику возраста, предопределяя понимание и оценку возрастных формаций жизни. Разрушение традиционного общества и секуляризация общественного сознания, нарастание плюрализма и неопределенности в понимании сущности человека привели к проблематизации возраста и сформировали потребность в анализе возрастов как особых, относительно самостоятельных модусов существования.
Философская рефлексия над проблематикой возраста может разворачиваться в разных методологических горизонтах. Один из наиболее продуктивных подходов к исследованию возраста – герменевтическая феноменология. В ее концептуальных координатах проблематика возраста входит в философскую антропологию как региональную онтологию на правах одного из ее разделов. Если фундаментальная онтология ориентирована на познание бытия как такового через анализ бытия-в-мире, то в философии возраста исследуются временные модусы человеческой жизни в их соотнесенности с основоструктурами Dasein (Присутствия). Как особый раздел антропологии философия возраста проясняет, каким образом темпоральность Dasein соотнесена с временными дифференциалами человеческого тела в статическом и динамическом аспектах и дает описание и истолкование возрастных модусов Присутствия. Экстатически-горизонтальное единство временности характеризует Присутствие в трансцедентальном аспекте, а фактичность экзистенции, ее зависимость от телесных параметров экзистирования высвечивает возрастную неоднородность реализации единства временности в разные периоды человеческой жизни.
В ходе исследования было установлено, что ключом к описанию и истолкованию темпоральной природы возраста является временность человеческого существования, а ближайшим образом – различие между ситуативным и надситуативным временем. Это разграничение необходимо как для понимания оснований возрастной дифференциации жизни, так и для осмысления возрастной периодизации. Ситуативное время имеет короткий радиус временения и подчинено текущим обстоятельствам; надситуативное время раздвигает экстатически-горизонтальное единство будущего-настоящего-прошлого за пределы наличной ситуации и расширяет его до масштабов жизни как целого. Возрастная структура существования определяется, во-первых, наличием или отсутствием (помимо ситуативного) надситуативного уровня временения, и, во-вторых, изменением соотношения направлений надситуативного времени (будущего, настоящего, прошлого) по их протяженности. Отсутствие надситуативного (большого, биографического) уровня временения определяет экзистенциальную специфику детства. Переконфигурация трех измерений надситуативного времени по их протяженности обусловливает переход от одного возраста взрослости к другому. Время, доминирующее по величине, определяет собой темпоральную конституцию возрастов взрослого человека и фиксируется в понятии «возрастного времени». Своеобразие возрастных формаций взрослости определяется возрастным временем: в молодости это будущее, в зрелости – настоящее, в старости – прошлое. Периодизация возрастов, выстраиваемая на основе различий в соотношении временных горизонтов существования по параметру величины, включает в себя периоды детства, молодости, зрелости и старости.
По ходу разработки методологических оснований философского исследования возраста была установлена связь между анализом возрастного этоса и эстетикой времени, разграничивающей феномены старого и ветхого, молодого и юного, зрелого и мимолетного. Разнообразие феноменов эстетики времени определяется тем, на каком предметном материале и на каких – условном или безусловном – онтологических уровнях обнаруживается особенное, Другое. Была обоснована – с опорой на опыт разработки экзистенциальной типологии старческого этоса – перспективность использования различения между условными и безусловными расположениями эстетики времени в типологическом анализе этосов молодости и зрелости.

В 2016 году С. А. Лишаев от разработки общих принципов философии возраста перешел к проведению экзистенциально-феноменологической дескрипции детства и молодости. Им проведен экзистенциальный анализ детства и молодости. Дано описание возрастных этосов. Детство понято как возраст вхождения человека в Присутствие и освоения ситуативного временения, как при-другом-бытие, которое в разные периоды детства имеет разную форму.
Переход от детства к взрослости толкуется им как переход от ситуативного временения к надситуативному, от при-другом-бытия к бытию-ради-другого. В молодости бытие-ради принимающей форму заботы о предстоящем, адаптивная забота подчиняется заботе о предстоящем. Ведущим темпоральным вектором молодости является будущее. В годы молодости существование человека становится конструктивным и проективным. Адаптивность (ситуативность) как доминанта детского способа существования подчиняется структуре надситуативной заботы (заботы о жизни в целом). Специфика отдельных периодов молодости определяется, прежде всего, различиями в способах обживания будущего. В исследованиях 2016 года дается характеристика четырем возрастам детства – младенчеству, ясельному детству, игровому детству и отрочеству – и трем возрастам молодости: подростковости, юности и возмужалости (поздней молодости).
В 2016 Сергей Александрович значительное внимание удел также исследованию проблемы пролонгации молодости. Он обосновывает позицию, согласно которой увеличение времени взросления имеет основания в его многоаспектности (в расслоении соматической, темпоральной, социальной и умственной зрелости). В условиях современности временные зазоры между разными аспектами зрелости раздвигаются, что приводит к более позднему, чем в архаическом и традиционных социумах, взрослению. Темпоральному расслоению разных аспектов взросления и продлению молодости способствует то обстоятельство, что общество эпохи постмодерна поддерживает такие человеческие качества, как высокая адаптивность к изменениям жизненной среды, интерес к новому, креативность, сформировались условия, а эти качества, в возрастном плане присущи, прежде всего, молодежи.

По итогам работы над грантом РГНФ «Философия возраста в горизонте герменевтической феноменологии» (№ проекта 15-03-00705) в 2016 году было опубликовано пять научных статей:
1. Лишаев С. А. Детство в философии возраста // Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия: «Философия. Филология». 2016. № 1 (19). (0, 8 п.л.)
2. Лишаев С. А. Четыре возраста детства // Вестник Ленинградского государственного ун-та им. А. С. Пушкина. Серия «Философия». 2016. № 3. Т. 2. (0, 7 п.л.)
3. Лишаев С. А. Герменевтика молодости: жизнь на просторе // Вестник РХГА. 2016. Том. 16. Вып. 4. (1 п.л.)
4. Лишаев С. А. Этос молодости (три способа обращения с будущим) // Mixtura verborum’2015: образы настоящего: философский ежегодник. Самара, Самар. гуманит. акад., 2016. (0,8 п.л.)
5. Лишаев С. А. От детства к зрелости (феномен пролонгации молодости и современность) // Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия: «Философия. Филология». 2016. № 2 (20). (1, 7 п.л.)

Результаты исследований по гранту РГНФ обсуждались на Российской научной конференции VII Аскинские чтения «Философия времени: онтологические начала и ценностные дискурсы») Всероссийская конференция VII Аскинские чтения «Философия времени: онтологические начала и ценностные дискурсы» (Саратов, Саратовский национальный исследовательский университет им. Н. Г. Чернышевского, Саратовское региональное отделение российского философского общества, 21 октября 2016 г.), где С. А. Лишаев выступил с докладом «Возраст, время и возрастной этос».

В 2017 году С. А. Лишаев планирует продолжить исследование в области философских проблем возраста, сосредоточив свое внимание на таких возрастах, как зрелость и старость.

Контакты