“Мне нравится придумывать что-то новое”

Нынешние студенты знают Ольгу Александровну Серову как преподавателя кафедры гражданского права и процесса, проректора по учебной работе и качеству, коллеги и сотрудники знают и о том, что она серьезно занимается наукой и кроме того – что Ольга Александровна – мама двоих сыновей. Думается, студентам будет интересно узнать, что она к тому же и выпускница СаГА. 

 

  •  Ольга Александровна, в каком году Вы поступили в СаГА?
  • В 1992-м, это был самый первый набор студентов в Самарскую гуманитарную академию. А узнала я об этом вузе из рекламы, напечатанной в газете, где говорилось, что по окончании юридического факультета можно будет работать в банках, частных организациях, заниматься международной юридической деятельностью. Это меня привлекло, кроме того, позже выяснилось, что ректор  Н.Ю. Воронина – мама моей одноклассницы.
  • Вы получили в Академии то, за чем сюда пришли?
  • Наверное, в чем-то реклама отличалась от действительности, но я не жалею, что поступила в Академию.
  • Почему Ваш выбор пал именно на эту профессию, может быть, в семье были юристы?
  • Нет, мои родители не юристы, но, думаю, они одобрили бы любой мой выбор. Сначала я хотела поступать на исторический факультет  в госуниверситет, даже занималась дополнительно в школе юного историка при университете. Но профессия юриста мне нравилась всегда, еще со школы – тогда очень популярным был фильм “Следствие ведут знатоки”, поэтому особенно привлекала криминалистика. Однако когда в школе мы начали изучать химию, я поняла, что это не мое, потому что я в ней не разбиралась совсем.
  • Учеба Вам давалось легко или были  трудности?
  • Училась я легко, все дисциплины нравились и были понятны, интерес был ко всему, что нам преподавали. Самым сложным предметом для меня, наверное, была высшая математика. Этот предмет вел замечательный преподаватель, который очень хорошо понимал, что 60%  студентов нашего курса вообще не разбирались в математике, и воспринимал это спокойно, поэтому мы легко сдали ему зачет.  Четыре года мы изучали философию – у нас было очень много часов по этому предмету, на первом курсе светило филологии из Москвы, один из лучших специалистов страны, читал нам лекции по средневековой арабской поэзии. Тогда мы, может быть, не совсем понимали, зачем нам это нужно, но позже,  после окончания  Академии, стало ясно, что все эти дисциплины развивали в нас логику,  способность учиться, воспринимать и анализировать информацию. Мы активно, особенно на первом и втором курсах,  изучали два иностранных языка. Основной язык -  у меня был немецкий – у нас вели три преподавателя. Занятия языком оставили незабываемое впечатление, потому что в нашей группе только одна студентка хорошо владела немецким, и мы собирались у нее в общежитии, какие-то задания списывали, что-то пытались сделать сами, и за это время мы сильно сплотились, подружились, иначе мы никогда бы не выучили язык.  Очень добрые воспоминания остались об этом периоде! Запомнился и интенсивный курс английского языка, который вела Л.А. Шанская. После 3-го курса я поехала в Германию – это была туристическо-деловая поездка – и разговаривала там  и на немецком, и на английском.
  • Что еще запомнилось из студенческой жизни?
  • Тогда в Академии не было отдела по работе с молодежью, и мы сами придумывали мероприятия, организовывали какие-то постановки, которые не всегда нравились администрации, в общем, старались сами себя развеселить. Мы тогда все очень тесно общались – юристы, филологи, студенты богословского факультета (тогда еще не было факультета психологии и экономического факультета), все праздники мы отмечали вместе.
  • Я знаю, что Вы  окончили Академию с “красным” дипломом, что Вас мотивировало хорошо учиться?
  • Такой цели – получить “красный” диплом - у меня не было, это произошло немного неожиданно для меня. У нас практически все студенты (кого не отчислили после первой сессии - а тогда отсев был большой) учились ровно, мысль, что можно не учиться, нас не посещала. Первые три года обучения все студенты Академии много времени проводили в областной научной библиотеке на проспекте Ленина, потому что не все учебники можно было купить, Интернета, естественно, тоже не было. Я с радостью вспоминаю эти дни, потому что потом, начав работать, я уже не могла себе позволить столько времени проводить за чтением книг. Такое отношение к учебе было общим для всех, и я не могу сказать, что чем-то отличалась от других студентов. Потом появился интерес к будущей профессии. С 3-го курса мы начинали подрабатывать в небольших фирмах, всегда интересной была практика – по крайней мере, у меня. В какой-то степени мы сами ее себе придумывали: если появлялся шанс где-то поработать, мы им обязательно пользовались.

Вообще происходило много интересного в самом процессе обучения, это было время, свободное от госстандартов, Академия выступала своеобразной экспериментальной площадкой – в этом были и свои плюсы, и минусы, но в целом результат оказался положительным.

  • Ольга Александровна, почему Вы решили остаться преподавать в Академии после ее окончания?
  • Это в определенной степени случайность. Тогда многие из первого выпуска остались работать  в вузе, и некоторые до сих пор сохраняют такую связь с Академией, например, Мария Никищенкова, Денис Березовский, Руслан Закомолдин. Я тогда преподавала и одновременно работала в коммерческой структуре, была помощником у Н.Ю. Ворониной как депутата городской Думы, защитила кандидатскую диссертацию. Если бы я решила не защищать диссертацию, неизвестно, осталась бы я работать в вузе или нет.
  • Преподавать Вам нравится?
  •   Начав заниматься этим видом деятельности, я об этом не пожалела: это интересно, ты всегда получаешь какой-то эмоциональный заряд от студентов. В любой группе есть ребята, которые мне очень нравятся, даже если я их ругаю. Большое удовлетворение от работы, прежде всего студентов, получаю на занятиях, потому что понимаю, что их волнуют многие проблемы и они готовы их обсуждать, анализировать. Это интересное и энергичное поколение. И общение с выпускниками, теми, кто защищал у меня дипломную работу или поступил в аспирантуру, меня в этом убеждает.
  • Ваша работа в Академии не ограничивается только преподавательской деятельностью - Вы уже шестой год являетесь проректором по учебной работе и качеству...
  • Мне кажется, это тоже произошло как-то стихийно, я особо к этому не стремилась. Может быть, сыграло свою роль то, что я одна из первых защитилась, а совмещать науку и практическую деятельность трудно, поэтому я готова была работать в Академии; может быть, руководство заметило мою инициативность, потому что мне все время хочется придумывать что-то новое. Большую роль сыграла и семья: у меня в жизни были  переломные этапы, когда я могла бы сменить работу, но рождение детей удерживало меня от такого решения – вуз позволяет совмещать семью и работу, что гораздо труднее делать, работая в коммерческой организации.
  • Чему приходится отдавать больше времени – преподавательской или руководящей деятельности, науке?
  • Наверное, всему поровну. Периодически то одно выходит на первый план, то другое. В прошлом году, например, когда Академия проходила аккредитацию, большая  часть времени уходила на  исполнение обязанностей проректора, в этом году больше времени я трачу на научную работу, которой мне всегда нравилось заниматься.
  •  Что помогает Вам  все успевать?
  • У меня очень хорошая семья - понимающий муж и дети, которые терпят меня (когда по ночам пишу статьи), помогают мне. Наверное, такой компромисс не самый лучший вариант, но так уж все сложилось.
  • А Ваши личные качества?
  • Сложно себя оценивать... Наверное, дисциплинированность, которой во многом меня научил мой научный руководитель –  профессор Вячеслав Александрович Рыбаков. Поскольку он живет в Рязани, общаться нам по поводу моей диссертации часто приходилось по телефону. У него всегда был четкий план в отношении меня: к такому-то числу я ему должна выслать то, через две недели – уточнить другое, что-то переслать кому-то... Так как мы находились далеко друг от друга, то я не могла ему возражать, что не смогу или не успею. Старалась выполнить все его требования, то есть понимала, что должна действовать в строгих рамках при подготовке диссертации.
  • Как проводите свое свободное время?
  • Его отсутствие – проблема всех последних лет, так что никакого хобби нет. Может быть, поэтому у меня что-то получается на работе, которой я посвящаю много времени. Все остальное время принадлежит семье. Мы со старшим сыном – ему 10 лет – много читали вместе, смотрели фильмы, во возможности выезжали на природу, ходили в музеи, не пропускали ни одного представления в цирке. Сейчас читаем детские книги с младшим, которому два года.

 Я очень люблю собак, у меня 15 лет жила немецкая овчарка – моя первая и единственная собака. Поэтому в мечтах - завести собаку, а также хотелось бы организовать для детей, да и для себя тоже, общение с лошадьми, учиться верховой езде – рядом с животными отдыхает душа. Но все это в далеких планах, я пока не знаю, как все это реализоавать.
Я всегда любила читать, но сейчас, к сожалению, и на это занятие времени мало, потому что приходится читать много профессиональной литературы. Мой брат, большой любитель книг, поставляет нам современную литературу, правда, на электронных носителях. В прошлом году  благодаря телефону перечитала всего Ремарка во время командировок, в каких-либо очередях, ожидая кого-то.

  • Что помогает Вам держаться на плаву в трудных жизненных ситуациях?
  • Наверное, ответственность, потому что я понимаю, что не могу расслабиться, не могу остановить процесс работы, потому что за мной стоят те, кому я пока нужна.
  • Ольга Александровна, Вы по натуре оптимист или пессимист?
  • Я стремлюсь быть оптимистом. По гороскопу я Козерог, а у этого знака  депрессивный характер – вот и  приходится воспитывать в себе оптимиста.
  • Отличаются ли сегодняшние студенты от тех, самых первых? Что бы Вы пожелали Академии?
  • Иногда мне кажется, что мы были лучше, умнее,  веселее и т.д. Потом начинаю вспоминать, что на какую-то дисциплину я вообще не ходила, по другому предмету тоже ничего не делала, так как была занята, например, личной жизнью. И приходишь к выводу, что не так уж мы и отличались. Правда, сейчас среди наших студентов я вижу тех, у кого не видно никакого интереса к чему-либо. Хотя мы тоже что-то не делали, куда-то не приходили, но все основные наши навыки мы из Академии взяли – умение думать, говорить, писать, оформлять документы, чисто профессиональные и гуманитарные знания, что позволяет занимать любую должность. Мне таких студентов искренне жаль: через несколько лет они с удивлением обнаружат, что ничего не умеют, не могут, у них нет никаких навыков. С другой стороны, практически в каждой группе есть ребята, на которых посмотришь и понимаешь, что все идет хорошо. На “Студвеснах” такие талантливые студенты выступают, что я уверена: даже если они не знают твою дисциплину, они настолько глубокие и самодостаточные, что, если потребуется выучить гражданское право, например, они его все равно выучат.

Академии желаю развития по всем направлениям, укрепления материальной базы, реализации  тех планов, которые мне на сегодняшний день интересны – развития магистратуры, и не в формальном плане как следование официальным тенденциям, а как попытка создания новых, уникальных программ, которые были бы интересны студентам. Сегодня в Академии есть люди, которые готовы реализовывать новые пректы – мне хотелось бы, чтобы у них все получилось, потому что это мои единомышленники. Если у них все получится, то, соответственно, и интересы нашего вуза будут реализованы, и от этого выиграют все.
“Vivat, Academia!”, апрель, 2010 год.

Смотрите также:

Контакты